• rgosakhalin8

По заснеженному хребту

В однодневные походы ходить легко и комфортно даже зимой, – какая бы ни была погода, вечером или даже поздно ночью – все равно вернёшься домой, где тепло, сухо и уже не надо набивать снег в холодный котелок, что бы вскипятить чай. Но зачастую интересные места, из-за своей удаленности, недоступны для походов без ночевки. Одним из таких мест, вблизи города, является район Мицульского хребта.


Мицульский хребет

Мицульский хребет это часть Западно-Сахалинских гор, расположенный в меридиональном направлении параллельно Южно-Камышевому хребту, идущему западнее Мицульского, ближе к побережью Татарского пролива. Он протянулся на 40 километров западнее Сусунайской долины, и многие вершины, такие как гора Черкес (723 м), Уфа (691 м), Баку (687 м) и другие, видимые из города, находятся в составе этого хребта. Район хребта относительно доступный: от города к нему протянулось несколько автомобильных дорог к различным селам и дачным товариществам. Когда-то здесь проходили автомобильная и железная дороги, соединяющие Южно-Сахалинск и Холмск, а так же сеть дорог для обслуживания лесозаготовок. С упадком лесной промышленности, лесовозные дороги были заброшены в 1990-е годы, но их еще можно использовать летом для передвижения пешком, на велосипедах, квадроциклах и мотоциклах. Но вне дорог летом передвижение затруднительно, из-за густых зарослей и прежде всего курильского бамбука. Зимой же, кроме снегоходов, центральные районы хребтов для транспорта недоступны. А удобные для пеших зимних прогулок и набравшие в последние годы популярность снегоступы, малопригодны для многодневных походов, да еще с тяжелым грузом за спиной. Таким образом, для зимних походов альтернатив лыжам пока не существует.

Этот лыжный маршрут был спланирован из села Чапланово, по льду реки Тиобут, до бывшей станции Ожидаево, где сходились автомобильная и железная дороги. Затем вдоль реки Сучковатая, где проходила автомобильная дорога, выйти к самому Мицульскому хребту. От бывшей станции Перевал, пройдя четыре доминирующие в этом районе вершины, спуститься в притоки Малого Такоя и вдоль его течения выйти в село Сокол. Пройти его думали в новогодние праздники, но погода внесла свои коррективы…

Когда, наконец, закончилась затяжная осень, снег долго не мог укрыть землю. Все его попытки обрывало солнце. До Нового Года снежный покров оставался неглубоким, так и не укрыв кедровый стланик, бамбук, бурелом и ветровал на склонах гор – все то, что так мешает ходить там летом. Но еще одной проблемой было отсутствие устойчивого льда на реках по предстоящему пути движения. Поэтому поход отложили. А тем временем морозы сковали речки, и январская пурга, равных которой уже давно не было на юге острова, надежно укрыла снегом все препятствия.

А следующим подходящий период, удобным для похода был только в третьей декаде февраля, когда к выходным и празднику, дню Защитника Отечества, остается добавить только три выходных дня в счет отпуска. Но, когда все уже было решено и согласовано, погода снова показала, что она может легко все изменить. И пришедшая февральская метель снова сдвинула выход.


Начало пути

Дорожные службы за короткое время успели расчистить и саму федеральную трассу, и автобусные остановки вдоль нее, поэтому проблем с выездом и выгрузкой на месте старта у села Чапланово не было. Старт был около 14 часов, поэтому дневной переход планировали завершить, не доходя до Пятиречья.

Село Чапланово во время оккупации называлось Футомата, а ныне носит имя артиллериста, участника морского десанта в город Маока. Наводчик 45-мм орудия отдельного истребительного противотанкового дивизиона младший сержант Чапланов Евгений Анатольевич геройски погиб 22 августа 1945 года в бою за перевал Кумадзава (Холмский перевал), в ходе прорыва 113 стрелковой бригады в направлении столицы острова и похоронен в братской могиле на Холмском перевале. В четырех километрах северо-восточнее села находится невысокая вершина высотой 365 метров, носящая название Чаплакова. Приходилось слышать версию, что названа она по фамилии человека, в период 1951-1960 гг занимавшего пост первого секретаря сахалинского обкома КПСС Петра Федоровича Чеплакова, но она не соответствует действительности, так как переименование проходило в конце 1940-х, и имя вершины, это ошибочное написание фамилии артиллериста Чапланова.

От села шли по заметенным полям и полевым дорогам. Надеялись, что по пути будут снегоходные следы, все-таки любители активного отдыха на снегоходах довольно часто катаются по долине реки Лютоги и прилегающих распадках, но даже если снегоходы там проезжали, то недавняя метель все укрыла свежим снегом. На ходу выяснилось, что снег под лыжами проваливался неглубоко, и идти было довольно удобно, не смотря на отсутствие следов. Полевая дорога вдоль русла Тиобута шла гораздо дальше, чем изображена на карте и видна на спутнике. Крупный левый приток Тиобута – реку Старая Утка, дорога пересекала по капитальному бетонному мосту, какие часто встречаются на полевых дорогах в сельскохозяйственных районах области. Река Тиобут это левый приток Лютоги и впадает в нее выше села Чапланово, он является более мощным и протяженным водотоком, чем Лютога, но, тем не менее, ниже по течению река носить название Лютога. На дорожных знаках название реки указано неправильно – «Тиабут», буква О заменена на А. Но это уже не удивляет, так как в последнее время ошибки в дорожных указателях и на информационных плакатах стали обычным явлением. Складывается впечатление, что те, кто изготавливают и устанавливают дорожные знаки, не заглядывают в карты и не помнят, что было написано на демонтированных знаках. В первый день прошли немного, и остановились вблизи берега Тиобута в елово-пихтовой рощице.

На следующий день был длинный переход, протяженностью более 20 км. У бывшей станции Ожидаево в направлении Южно-Сахалинска путь раздваивается – севернее уходит полотно заброшенной железной дороги, а параллельно ей, на расстоянии до трех километров южнее, вела автомобильная дорога. Снова сходятся они уже на склонах хребта, обращенных к городу, у закрытой станции Перевал. Обе дороги заброшены в конце 1990-х. Автомобильная пришла в негодность быстро – весенними паводками смыло мосты, и частично разрушило дорожное полотно, в местах речных прижимов, затем дорога местами заросла ольхой и ивняком.

После Ожидаево шел след снегоходов, кое-где проломивших лед при переездах реки Сучковка. В русле реки много незамерзших участков. Участки действующих летом дорог: к бывшей станции Ожидаево со стороны Холмска, и на Мицульский хребет со стороны Южно-Сахалинска, друг от друга отделяет всего 12 километров пришедшей в негодность дороги, которые несложно восстановить с современными технологиями прокладки дорог и возведения мостов. Эта автомобильная дорога от Южно-Сахалинска до Пятиречья, протяженностью около сорока километров, была в два раза короче действующей. За день подошли к Южно-Сахалинскому перевалу высотой более 500 метров, остановившись, не доходя до него так же как и предыдущим вечером, в хвойном перелеске.


По четырем вершинам

Третий день пути был самым тяжелых. Если предыдущие дни были разминкой – двигались по относительно ровной поверхности, сейчас предстояло взойти на три вершины, и, пройдя связку перевалов, перевалить из бассейна реки Владимировка в бассейн реки Сусуя.

К 9 утра поднялись на верх Мицульского хребта - Южно-Сахалинский перевал. Участок от вершины перевала, до заброшенной станции Перевал, на закрытой железной дороге Южно-Сахалинск-Холмск, протяженностью около 3 км, хорошо накатан снегоходами. По этому, известному многим, пути коммерческие туристические фирмы проводят снегоходные маршруты от села Дальнее до горы Черкес, а летом сюда можно проехать на любом автомобиле. Около двух километров спуска по заметенной дороге к повороту на заброшенную станцию Перевал заняли чуть более десяти минут.

Путешественники, приезжающие сюда на снегоходах, у входа в самый протяженный тоннель осматривают сооружение и возвращаются обратно, но наш путь лежал вверх по правому распадку, круто поднимающемуся на северо-восток. К 11 часам вышли на седловину хребта между истоками рек Ожидаевской и Тепловодки. Река Ожидаевская, течет на запад, вдоль старой железной дороги и у села Чистоводное впадает в реку Чистоводная. Тепловодка, бежит на северо-восток и через семь километров впадает в Сусую. Рюкзаки оставили на седловине и налегке пошли к вершине горы Московская. Высота ее 684 метра, западный, обращенный к городу, склон круто обрывается вниз, над ним нависали мощные снежные козырьки. Вдоль гребня проходила глубокая трещина отрыва, сверху прикрыта снегом. Пройдя весь гребень до его географической вершины остановились.

Видимость была отличная. Позади серпом изгибалась дуга вершины, за ней далее на юг уходил Мицульский хребет. Под ногами в сторону города открывалась панорама предгорий, поросших черным лесом, далее плавно переходящая в белые квадраты полей Сусунайской долины. Четко просматривалась городская застройка и поднимающиеся в небо столбы дыма и пара от городской ТЭЦ. А за долиной стеной вставал Сусунайский хребет, средняя часть которого скрывалась за густой облачностью. Над южной частью города поднималась тезка вершины, на которой мы стояли – тоже гора Московская, но на сотню метров ниже этой. У подножия горы различались следы снегоходов, идущие от станции Перевал к ОП Ново-Деревенская.

Ну а наш путь лежал дальше. С гребня Московской уже были хорошо видны следующие цели маршрута – горы Уфа и Бокал. Спустились в седловину к рюкзакам и далее пошли к горе Уфа, но увлекшись пологим склоном, по которому так хорошо катились лыжи, скатились ниже, чем нужно – почти к истокам реки Ожидаевской. Поэтому пришлось снова набирать высоту, выбираясь на водораздел. К горе Уфа вел широкий и пологий хребет, поросший лесом. Но по дороге была безымянная локальная вершина, высотой около 660 метров, которую обошли траверсом по восточному склону.


Подъем на гору Уфа, чья высота 570 метров, для лыж довольно крутой, особенно перед выходом на саму вершину. На север от вершины продолжается Мицульский хребет. В четырех километрах по хребту от Уфы находится гора Баку, путь к которой достаточно прост: там нет сильных перепадов высот, а за вершиной далее по хребту идет лесовозная дорога, выходящая недалеко от села Синегорск. Сойдя с вершины горы Уфа, остановились на обед, предельно его сократив, чтобы максимально использовать светлое время. С Мицульского хребта по его северо-восточному отрогу вышли на гору Бокал.

Отрог этот узкий и зарос лесом, вперед видно настолько - насколько позволяют деревья, и если выбирать путь невнимательно, можно сойти с центра отрога в сторону на отходящие ответвления, ведущие вниз, потеряв высоту, которую затем придется снова набирать. Подъем на вершину с юго-западной стороны, не смотря на усталость от сложного дневного перехода, был достаточно простой и пологий. Вершина горы оказалась очень похожа на гребень пройденной с утра горы Московская – крутой обрыв к Сусунайской долине в юго-западном направлении, снежные козырьки-наддувы, трещины отрыва, но гребень гораздо уже, чем у вершины Московской. На всем протяжении пути по вершинам была устойчивая связь.

Казалось, осталось спуститься к ручью и можно ставить лагерь. Но хотя протяженность спуска к верховьям притока ручья Цыганочка меньше километра, преодолевали его около часа. Крутой склон, захламлен заметенным ветровалом. Под глубокими сугробами положение сваленных деревьев не видно, и идти приходится очень осторожно. Но, не смотря на осмотрительность, все равно иногда проваливались по плечи параллельно стволам деревьев, повисая на руках и рюкзаках. Лыжи, провалившиеся вниз, были невидны и при этом запутывались в заметенных ветвях под ногами, а откреплять их, не только сложно - снятые с ноги они могли провалиться гораздо ниже под стволы. Из-за крутизны склона спускались широким траверсом. Наконец вышли к руслу ручья. Около километра оно было очень узкое - склоны от русла сразу круто поднимались вверх. Местами были участки открытой воды, которые приходилось обходить по склонам. К месту, удобному для расстановки палаток вышли уже в сумерках.

На следующий день двинулись дальше - предстояло пройти еще одну вершину – гору Сияния, высотой 691 метр. А пока до нее предстояло пройти еще около 15 километров. Долина ручья Цыганочки стала шире, но ручей, представлял собой укрытое снегом русло, глубиной до двух метров, петляющее от одного борта долины ручья к другому. Часто встречался ветровал и местами русло перегораживали бревна. Не смотря на то, что русло укрыто снегом, ручей льдом не покрыт, и по пути попадались многочисленные промоины. Ручей переходили по заметенным снегом, поваленным стволам деревьев или по снежным мостикам. В обоих случаях двигаться приходилось осторожно, чтобы не обрушить снег и вместе с ним не упасть в ручей. Вблизи русла подстерегала еще одна неприятность – приходилось следить, чтобы вода не попала на скользящую поверхность лыж, потому что в таком случае образовавшийся лед приходилось растапливать рукой и вытирать лыжу насухо.



Наконец из течения ручья Цыганочка вышли в долину реки Сусуя. Поднявшись около километра по заметенному снегом льду реки вверх по ее течению, вышли на левый берег и перейдя автомобильную дорогу на Синегорск вышли на отходящую от дороги брошенную лесовозную дорогу, ведущую к верховьям реки Лысуха. На крутых участках склона дорога местами осыпалась, кое-где заросла, иногда поперек пути лежали поваленные ветром деревья. Но этот маршрут посещаем и в ветровале пропилены узкие проходы. Так дорогу поддерживают в проезжем для мотоциклов состоянии любители мотопрогулок. Снова появилась мобильная связь. Слабая надежда на то, что в сторону горы будет снегоходный след или лыжня, не оправдалась. Пришлось и дальше тропить целину, периодически сменяя ведущего.



Тем временем, вопреки благоприятному прогнозу погоды, погода ухудшалась. Небо начинало хмуриться, с юга и запада постепенно натягивало серую мглу. Видимость постепенно ухудшалась: снежными зарядами закрыло хребет, затем в пелене растворилась гора Бокал, вскоре видимость была около километра. Посыпал слабый снег. Идти в подъем, хоть и пологий, с тяжелым рюкзаком по снежной целине было жарко, но чтобы снег не таял на кофтах, пришлось надеть куртки-ветровки, а на рюкзаки чехлы.

Но, к радости участников непогода была недолгой: у перевала, с которого начинается подъем на вершину, снегопад закончился и небо прояснилось. Этот перевал является водоразделом ручьев Лысуха текущего на юг, вдоль которого шли и ручья Удаль, по которому предстояло спускаться далее.

На перевале остановились на обед. На вершину вышли налегке, оставив рюкзаки на месте стоянки. Склон, пологий в начале, все увеличивал крутизну, и на подъем шли траверсом, закладывая широкие петли. Наконец вышли на гребень. Геодезический знак расположен в северной части узкого гребня вершины. Прояснилось уже достаточно хорошо, голубое небо и солнце. С вершины была видна вся Сусунайская долина от устья Найбы на севере до залива Анива.




Подъём, фотографирование и возвращение заняли два часа, после чего пройдя немного ниже установили лагерь. Название горы Сияния, так же как и гора Саянецкая – являющаяся северной оконечностью Сусунайского хребта, появились на карте в ходе переименования в 1946 году, но происходят по созвучию с названием селения Сиянча (Сиянцы), расположенного при впадении реки Большой Такой в Найбу, от которого ведет свою историю город Долинск, хотя город расположен он юго-западнее места, где находилось селение, описанное Чеховым.



Речными долинами

На следующий день изначально планировали восхождение на гору Сияния и полудневку, но в связи с хорошей погодой и видимостью на гору зашли накануне, а так как выход в поход из-за метели был перенесен на два дня позже, в связи со сложностями с дополнительными выходными на работе – полудневку решили не делать. К верховьям ручья Удаль с перевала спускались по остаткам лесовозной дороги. Немного в стороне, западнее дороги, расположен водопад на ручье Удаль, но к нему не сворачивали, потому что под глубоким снегом рассмотреть его невозможно. На второй день пути уже проходили водопад на реке Сучковатой, который так же был засыпан снегом и, не зная, что он там есть, понять, что там находится водопад, было сложно.

Течение ручья Удаль похоже на ручей Цыганочка, пройденный накануне такое же укрытое снегом глубоко прорезанное русло, петляющее от одного борта долины ручья к другому. Так же захламлен ветровалом, часто русло перегораживали бревна. После Впадения ручья в ручей Анна характер пути не изменился – только долина стала чуть шире. Горизонтальные полки появлялись, но были высоко относительно русла, и чтобы не терять силы на лишние наборы высоты, двигались вблизи ручья. Такая же картина была в верховьях Малого Такоя. Недалеко от впадения ручья Анна в реку Малый Такой встали на обед. Вечером установили лагерь в 15 километрах от завершения маршрута. На следующий день продолжили движение по петляющему руслу реки Малый Такой. Интересны названия окружающих вершин и впадающих притоков. Горы Севастополь, Краснодон и Бородино, реки Бородино, Вожа и Вязьма напоминают о победах русского оружия в разные годы.

Через несколько километров вдоль северного берега появилась ожидаемая заброшенная дорога. Хотя снегоходных следов на ней не было, идти по ровной поверхности стало гораздо легче, да и снег под лыжами проваливался не глубоко.

Появилась сотовая связь. До села Сокол оставалось около семи километров. Позвонили товарищам, с которыми заранее договорились об эвакуации с маршрута. При выходе из леса, у границы совхозных полей появились снегоходные следы. Еще четыре километра по полям и конец маршрута, который закончили в районе совхоза «Соколовский».

Всего за шесть дней пройдено около ста километров. Группа прошла два перевала и все четыре запланированные вершины. Следует отметить, как сильно повезло с погодой – в дни прохождения вершин видимость была прекрасная. А учитывая, как меняется погода в последние годы и при том, что поход приходится планировать заранее, что связано с предоставлением выходных на работе, то велик шанс быть застигнутыми пургой на маршруте.

Маршрут, как и предполагалось, оказался очень интересным, местность менялась от широких речных долин, до узких горных распадков, длинные пологие перевалы сменяли узкие гребни вершин, с которых отрывались незабываемые виды. Участки этого маршрута доступны многим любителям активного отдыха на природе, но в случае восхождения на вершины на снегоступах, следует учитывать скорость передвижения на них, Чтобы не омрачить поход тем, что не получилось пройти запланированный маршрут.


01.04.2022 г.

Константин Чепурный

153 просмотра